Казахстан. Внешнеполитические итоги уходящего года и прогнозы на 2018 г

"523232018 год может показать насколько далеко может зайти конкуренция за статус “гаранта безопасности” Центральной Азии.

Отметим, что реальный боевой опыт России в Сирии повышает ставки в данной геополитической игре и ее претензии на статус “экспортера безопасности” в мире будут только усиливаться. Китай не меньше России и США заинтересован в стабильности и защите критической инфраструктуры, которая приводит в действие “Пояс и путь”. Вероятно, что и Вашингтон продолжит укреплять отношения со странами Центральной Азии, сделав приоритетом партнерство в контртеррористическом направлении.

Сирия

В течение всего уходящего года Астана упорно занималась сирийским урегулированием. У “астанинского процесса” получилось в определенной степени “затмить”, по крайней мере, в информационном пространстве, первый год непостоянного членства Казахстана в Совете Безопасности ООН. В этом плане международные переговоры по Сирии в столице РК даже смогли обойти и ЭКСПО. Хотя все указанные события следует рассматривать как часть единого целого, с одной целью — повысить международную узнаваемость и символический капитал страны, “астанинский процесс” все же является наиболее важным внешнеполитическим событием для Казахстана. И это несмотря на то, что США отказались стать страной-гарантом переговоров по Сирии в Астане.

Неизвестно, сможет ли “астанинский процесс” сохранить наработанную в течение года динамику в 2018 году, учитывая запуск “Конгресса национального диалога Сирии” в Сочи в конце января 2018 г. и стремление Вашингтона активизировать женевские переговоры. Обе инициативы вызывают противоречивые чувства у воюющих в Сирии сторон, и, вероятно, наличие “запасной площадки” в лице Астаны может сыграть в ближайшем будущем необходимую и важную роль. Вместе с тем нарастание конфронтации между США и Россией не совсем хорошо сказывается на легитимности принятых решений по Сирии в Астане, а точнее — на готовности всех заинтересованных сторон выполнять данные решения “с чистой совестью”.

В свете сказанного, у Казахстана есть три опции: (1) плавно передавать астанинскую повестку хозяевам в Сочи и Женеве, учитывая вероятность того, что серьезного прогресса в решении вопроса добиться будет тяжело в 2018 году, (2) продолжать активно проводить встречи в Казахстане, способствуя тому, чтобы произошел новый рывок и были получены новые результаты или (3) направить усилия на то, чтобы “удерживать” имеющиеся договоренности, играть на сохранение определенности и предсказуемости в поведении игроков, минимизируя возникновение всевозможных сюрпризов.

Первый вариант — наименее рискованный, если рассматривать вопрос сугубо с точки зрения прагматизма и политических дивидендов, которые получила Астана, проводя у себя переговоры по Сирии. Самым сложным является второй сценарий. Добиться прорыва и окончательного регулирования сирийского кризиса — задача не из самых легких в сегодняшних реалиях. Многое будет зависеть от ситуации “на земле” в самой Сирии и отношений между державами. Складывающаяся ситуация не внушает оптимизма, несмотря на то, что Москва объявила о победе над ИГИЛ в Сирии.

Афганистан

Вопрос о т.н. «террористических диаспорах”, которые из Сирии могут вернуться на родину или передислоцироваться в другие “горячие точки” остается открытым валюты

Вопрос о т.н. «террористических диаспорах”, которые из Сирии могут вернуться на родину или передислоцироваться в другие “горячие точки” остается открытым. Граждане стран Центральной Азии стали “раздражителем” не только для нас самих, но и для других стран, включая Россию, Турцию и США, где произошли теракты в течение двух прошлых лет с участием центральноазиатских боевиков. Ситуация в Афганистане оставляет желать лучшего и неопределенность здесь только повышается, учитывая количество постоянно поступающих сводок о присутствии боевиков ДАИШ в разных провинциях страны и жертвах. Официальный Кабул будет дальше заинтересован в интернационализации конфликта, и борьба против ДАИШ инструментализируется для достижения этой задачи.

2017 год показал, что США не будут оставаться в стороне данных процессов в Афганистане, закрывая глаза на активизацию Москвы и Пекина. Вероятно, что Вашингтон продолжит укреплять отношения со странами Центральной Азии, сделав приоритетом партнерство в контртеррористическом направлении.

В этой связи, 2018 год может показать насколько далеко может зайти конкуренция за статус “гаранта безопасности” Центральной Азии. Отметим, что реальный боевой опыт России в Сирии повышает ставки в данной геополитической игре и ее претензии на статус “экспортера безопасности” в мире будут только усиливаться. Китай не меньше России и США заинтересован в стабильности и защите критической инфраструктуры, которая приводит в действие “Пояс и путь”. Существуют предпосылки полагать, что Пекин в течение 2018 года на многосторонней и двусторонней основе со странами ЦА и более системно будет поднимать вопрос об обеспечении безопасности китайских инфраструктурных проектов и объектов в регионе. В свете сказанного, Казахстан может заручиться поддержкой данных внешних игроков в деле дальнейшего совершенствования военного потенциала, в частности, в сфере противодействия гибридным и ассиметричным угрозам.

Центральная Азия

Не менее важным по значимости внешнеполитическим событием стал временный кризис в отношениях Казахстана и Кыргызстана в период избирательной кампании кандидатов в президенты КР. Астана показала, что кто бы ни стал президентом Кыргызстана, она готова сотрудничать и решать проблемы. Главное, чтобы это было обоюдно. Особенно важным считаю отметить, что отношения Кыргызстана и Казахстана перестали быть просто отношениями соседей по региону. Сегодня это два субъекта Евразийского экономического союза, что накладывает обязательства перед ними. Обязательства в рамках ЕАЭС — более конкретные и осязаемые, и они сказываются на экономиках двух стран.

Астана всячески поощряет сближение и сочла необходимым не усугублять ситуацию с Кыргызстаном, что вполне вписывается в складывающийся общерегиональный тренд.

В этой связи, надо уметь разделять вопросы, возникаемые в рамках взаимодействия внутри ЕАЭС и Центральной Азии. Дружеские внутрирегиональные отношения не должны мешать решению возникших проблем в Союзе. Аналогичным образом, проблемы Союза не должны препятствовать развитию добрососедских отношений в регионе, тем более в такой интересный период времени, когда между странами Центральной Азии происходит потепление. Астана всячески поощряет сближение и сочла необходимым не усугублять ситуацию с Кыргызстаном, что вполне вписывается в складывающийся общерегиональный тренд. Если рассматривать отношения между Казахстаном и Кыргызстаном с региональной точки зрения, то кризис был “натянутым”, но если смотреть на вещи с призмы евразийского торгового партнерства, то причины для выяснения отношений были.

Фокус на решение приграничных вопросов закладывает новый фундамент для дальнейшего сотрудничества и указывает на то, что страны готовы убирать “спойлеры”, которые присутствовали все эти двадцать с лишним лет. Делимитация и демаркация границ способствует минимизации рисков проникновения террористов, что также в интересах Пекина, который старается обеспечить безопасность своим проектам в ЦА. Следует отметить, что несмотря на готовность и открытость к торговле друг с другом и через свою территорию, страны региона вынуждены уделять большое внимание сохранности границ, учитывая ранее описанные риски.

Более того, это необходимо для снижения политических рисков и избежания форс-мажоров для таких инвесторов, как Китай. Следовательно, главы государства стран ЦА сегодня еще больше склонны к тесному партнерству в связи с осознанностью, что стабильность у соседей означает стабильность и дома. Правительства стремятся более активно привлекать иностранных инвесторов и им необходимо работать на укрепление предсказуемости и последовательности.

Несмотря на то, что может возникнуть ощущение, что Ташкент перехватил инициативу и более активно ведет себя на центральноазиатском направлении, Астане от этого не будет хуже. Активность Узбекистана, наоборот, еще больше стимулирует Казахстан уделять внимание вопросам развития и стабильности в Центральной Азии. Учитывая, что Казахстан уделяет первостепенное внимание Центральной Азии и Афганистану в период непостоянного членства в СБ ООН, активная вовлеченность Узбекистана в региональные дела создает позитивную атмосферу вокруг повестки Астаны. Следовательно, Казахстан может продолжить всячески поддерживать инициативы Ташкента по региону, не рассматривая их в рамках очередной “гонки за лидерство” в регионе.

ШОС

Другим важным событием уходящего года стал саммит Шанхайской организации сотрудничества в Астане, в ходе которого Индия и Пакистан были приняты в качестве полноправных членов организации. Данное расширение трансформирует организацию и стоящие перед ней задачи. Пока неясно, как будет работать ШОС в новом формате, но сам факт членства двух крупных стран придает определенную интригу. Присоединение Индии и Пакистана призвано также показать, что ШОС не стоит на месте и продолжает развиваться дальше. Теперь она может меньше вызывать страхов и опасений Запада, учитывая, что в организации находятся не только Россия и Китай. С одной стороны, это хорошо для стран Центральной Азии, с другой стороны, может возникнуть вопрос о том, будет ли ШОС эффективно работать после расширения. Другой и не менее важный вопрос — готовы ли страны-участницы ШОС расширяться дальше, в том числе через включение Ирана в организацию. С учетом того, что в ряды ШОС уже вступили два государства, вопрос о членстве ИРИ может быть отложен на следующие несколько лет.

Пекин стремится выработать такой формат, где Китай имел бы явные преимущества по многим параметрам перед другими участниками структуры

Сложные отношения между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем могут сделать организацию менее эффективной и в случае отсутствия прогресса по общему решению афганского вопроса и других вопросов безопасности. ОДКБ может выступить и укрепиться как противовес ШОС с точки зрения обеспечения безопасности в Центральной Азии. Запуск некоторых новых китайских инициатив по безопасности таких, как Четырехсторонний координационный механизм по противодействию терроризму между Китаем, Пакистаном, Таджикистаном и Афганистаном, может говорить о том, что Пекин стремится выработать такой формат, где Китай имел бы явные преимущества по многим параметрам перед другими участниками структуры.

Выборы в России

Ключевыми событиями следующего года станут визит Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США и президентские выборы в России. Отношения между Астаной и Москвой сегодня находятся на своем пике и даже если новым президентом России станет альтернативный Владимиру Путину кандидат (гипотетический сценарий!), тяжело представить, что взаимодействие сократится или полностью оборвется в течение нескольких лет.

В случае избрания Владимира Путина, одной предсказуемостью будет больше. Поддержка Путина и России как “гаранта стабильности” в период транзита власти в Казахстане будет важна. Визит Н.Назарбаева в Вашингтон тоже является стабилизирующим фактором. Продолжающаяся разрядка отношений между странами ЦА создает благоприятную атмосферу. Внешним “раздражителем” продолжает выступать угроза терроризма, которая тесно взаимосвязана с афганским и сирийским вопросами. Вероятно, Казахстан в 2018 году будет больше уделять этому времени и внимания.

"CAA Network"
ДАНИЯР КОСНАЗАРОВ