Не дайте вернуться Телегусову в армию!

> Телефонный звонок буквально разорвал пространство, заставив вздрогнуть от неожиданности. Такое случается, когда кто-нибудь звонит либо ранним утром, либо поздним вечером. Часы показывали уже далеко за одиннадцать. На другом конце оказалась женщина: «Алло! Это «Республика»? Извините, что поздно! Я правильно попала? Это газета «Республика»?»

Я немного помедлил с ответом:

- Как Вам сказать? Не совсем. Вы не в редакцию газеты попали. Хотя я действительно работаю в «Республике».

- Да, да! Извините, что так поздно. Но мне надо обязательно с Вами поговорить! Обязательно! Про казахстанскую армию поговорить. Я в Ушарале живу, сама в армии служу. Мне встретиться с Вами надо. Ляззат меня зовут. Это очень важно. Очень! Для всех важно! У меня другой возможности может не быть.

- Хорошо, а когда Вы хотите встретиться?

- Завтра утром. Я из Ушарала рано утром в Алматы приеду. До обеда должна обратно уехать. Ничего не поделать, военнослужащая я.

- Что ж, давайте попробуем.

Правда Ляззат Мухаммедкалиевой

Как и было оговорено, наша встреча состоялась ранним утром, когда Алматы ещё окончательно не отошёл от сна, когда нет традиционных для южной столицы пробок и практически не видно спешащих куда-то людей. Худенькая женщина была заметна издалека. Она стояла на освещённом месте, и с надеждой всматривалась в проезжающие мимо автомобили.

Её коричневая гражданская куртка «на рыбьем меху» явно не грела, поэтому, взглянув на замёрзшую Ляззат, я предложил поехать в одно из немногих круглосуточно работающих кафе. Весна весной, а морозец наряду с типичной для этого времени года алматинской сыростью, своё дело знают. Лишь сделав пару глотков буквально обжигающего чая, Ляззат вначале тихо, но уверенно заговорила:

- Я своего имени скрывать не собираюсь. Меня зовут Ляззат Мухаммедкалиева. Под каждым словом своим подпишусь. Я служу в армии, в Ушарале. Я — прапорщик. Хочу рассказать Вам о генерал-майоре Махмуде Телегусове. Я очень прошу Вас, выслушайте меня!

- Хорошо. Надо понимать, у Вас что-то случилось?

- Вы знаете, он очень не простой человек. Он — страшный человек!

— Ляззат, Вы же понимаете, что генерал-майор Телегусов очень известное лицо в стране?

- Да, конечно, я знаю. Это я — простой прапорщик, а он генерал! Он как-то раз так и сказал мне: если что, кого послушают — генерала или прапорщика? Но, знаете, я должна, я обязана рассказать, что это за человек!

-  Вы хотите сказать, что лично сталкивались с генералом Телегусовым?

- Сталкивалась?! Сталкивалась. Ещё как сталкивалась! Он мне жизнь сломал. Я судилась с ним и свою правоту доказала через суд. Я выиграла суд! И горжусь, что смогла хоть немного приструнить этого генерала, который не может называться генералом!

-  Но генерал Телегусов у прессы на хорошем счету, прежде всего потому, что не раз вскрывал серьезнейшие нарушения, творящиеся в казахстанской армии.

- Знаете, я хотела бы посмотреть в глаза вашим коллегам, которые превозносят его до небес!  Почему они не приедут в Аягуз или Ушарал? Они бы туда приехали, поговорили с людьми. Он там командовал. Потом бы я посмотрела, какую статью они написали бы о нём!

-  Думаете, они бы изменили своё отношение к генералу?

- Я думаю, что статьи были бы другие...

- Вы сказали,  между Вами и генералом Телегусовым был судебный процесс. А в чём суть была?

- Я была руководителем ансамбля «Сталла». Это когда-то очень известный военный ансамбль был. Когда в военных городках ни света, ни воды не было, мы ездили по гарнизонам и поднимали боевой дух солдат и офицеров. Мы получали грамоты, занимали первые места на конкурсах, о нас писали в газетах. И я горжусь тем, что мы тогда делали!

-  Не было ни воды, ни света? Это ж когда было?

- Это было в середине 90-х годов. Я с 1994 года в армии служу. И наш ансамбль  существовал до 2000 года. Пока не появился Телегусов. Из-за одного генерала люди остались без работы. Они просто не стали судиться, бросили всё и ушли. И они пострадали из-за меня. Потому что по три месяца зарплату не получали.

- Так, а Вы причем?

- Я дала отпор генералу Телегусову! Я хорошо помню тот вечер в офицерской столовой, где тогда ещё командир дивизии генерал-майор Телегусов был хозяином. Вёл себя, как бай! Казахские народные песни не нравятся, лезгинку ему подавай, он танцевать хочет. Костюмы у нас не смелые, смотреть не на что. А потом совсем распоясался — как будто я уличная девка.

У меня семья, трое детей тогда было, сейчас четверо, ещё опекаю сына своего брата. Я многодетная мать. Так он злобу после этого на меня и на весь наш ансамбль затаил. В Аягузе экологические деньги за три месяца не выдал, запрет дал финансовой службе. Людей в часть не пускал, решил в «Сочи» их отправить. Они на КПП стояли и не могли зайти, а им писали, что на службу не явились. А то, что у наших ребят дети сидят голодные, это его не волновало!

Сколько после этого семей развелось! Ему я нужна была. Он всё время отправлял ко мне своих помощников, чтобы уговорить меня. Я в другую часть, в Ушарал перевелась, но он и там преследовал. А потом незаконно через своих людей уволил. Не дай, Аллах, пережить кому-нибудь такое! У меня почти год работы не было. Младший сын тяжело заболел, операция нужна. Муж тоже без работы. Я тогда в суд подала. Каких нервов это мне стоило, словами не передать. Но правда была на моей стороне, я выиграла суд!

Генерал должен быть уважаем

-  Надо полагать, что выигранный судебный процесс наложил отпечаток  на Вашу дальнейшую судьбу?

- Да, от меня отстали все последователи методов Телегусова. Вы же понимаете, когда генерал себе что-то позволяет, то всегда найдутся такие его подчинённые, которые скажут, а почему мне нельзя? Мне выплатили компенсацию. Но служба после этого не пошла. Как я была прапорщиком, так прапорщиком и осталась. Хотя все, кто служил со мной, кто меня хорошо знает, говорят, что правильно я поступила, правильно сделала. Потому что кто-то должен был положить конец всему тому, что творил генерал Телегусов, когда был командиром дивизии!

- Было еще что-то?

- Я так Вам скажу. Вот Вы в армии служили?

-  Служил.

- Тогда Вы знаете, кем является генерал для солдат и офицеров. Это же пример, это образец для подражания! К генералам всегда в армии уважение было. Настоящий генерал, когда по плацу идёт, так на него все с восхищением смотрят. Он же отец для солдат, они его Батей зовут! Почему? Потому что хороший командир всегда заботится о своих подчинённых, о своих служащих! Так в Уставе сказано! Он думает о них, а главное, не унижает. Если, не дай Аллах, война начнётся, разве солдаты будут слушать того командира, который их унижал, издевался? Нет, не будут! Это потеря боеспособности! Вот скажите мне, почему такие генералы, как Ертаев, Джарболов, Жоламанов или Поспелов никогда с подчинёнными на «ты» не разговаривают?! Они всегда человека выслушают, конкретно задачи поставят, всё ясно, чётко и понятно.

— Не могу знать. Я с ними не сталкивался.

- А Вы спросите любого солдата или офицера! Они Вам скажут, что эти люди с достоинством свою форму носят! Это настоящие генералы! Не то, что Телегусов.

— Вы хотите сказать, что он недостоин?

- Я не знаю, какие у него такие заслуги были, но   у меня такое впечатление сложилось, что он своих подчинённых за людей не считает.

— Ляззат, чтобы такое говорить, надо фактами располагать...

- Я понимаю, я простой прапорщик, документов у меня нет. Я говорю то, что сама видела, сама на себе испытала. И мои слова многие подтвердят. Вы сами, другие журналисты, пусть приедут в Аягуз, в Ушарал, в другие места, где Телегусов командовал. Там вам всем такое расскажут, что сомнений ни у кого не останется!

Вот он часто о порядке говорил. Какой порядок?! Он, когда дивизией командовал, ввёл ненормированный рабочий день. Все до двенадцати, до часу ночи работали!

— Интересно, а что можно делать до часу ночи?

- Что делали?! Писали отчёты, книжки читали, просто сидели! Что ещё можно делать?! Потом казарменное положение ввёл. Мужья наши на КПП приходят, мы в казарме ночуем! Его не волновало, что у нас дети есть. Приказ дал: все должны в казармах ночевать. Вы представьте себе! Казарма: с одной стороны солдаты спят, с другой — офицеры-женщины спят! Это Вы считаете нормально? Это издевательство! Вы не представляете, какой ужас был! И можно после этого Телегусова уважать?

А как можно уважать такого командира, который своих подчинённых на плацу до обеда держит?!

— То есть? Вы хотите сказать про строевые занятия? Так это нормальное явление — сам прошел через это.

- Какие  строевые занятия?! Я Вам живой пример расскажу. Я в Аягузе служила в разведбате. Сказали, приезжает генерал Телегусов. Тревога в пять часов утра. В пять часов утра мы прибегаем, вещмешки набрали. Это 25 килограмм, как Вы знаете. Стоим с вещмешками на плацу. До 2 часов дня стоим. Ждём Телегусова. Пытаемся снять мешки. Тут же подбегают его офицеры: стоять, смирно, уже генерал едет! Поднимаем, опять ждём. Ждём, пока он позавтракает, походит по бригаде и до нас дойдёт. Это что, повышение боевой готовности вооружённых сил? Разве это нормально? От таких занятий солдаты лучше воевать не станут.

А кто-нибудь интересовался, почему, когда Телегусов командовал, и в Аягузе и в Ушарале много офицеров стрелялось?

— Такие случаи были?

- Были. Много раз. В каптёрку или в караулку заходили  и стрелялись.

- Что-то не припомню, чтобы об этих случаях в прессе писали.

- В армии это всегда скрыть стараются. Подают, как несчастный случай. А кто про несчастный случай писать в газете будет? Никто не будет. Застрелился человек, а почему, это никого не интересует. При Телегусове таких случаев много было.

Телегусов возвращается?

- Но,  Ляззат, насколько помнится, генерал-майор Телегусов ещё в 2006 году был отправлен в отставку. То есть даже со времени его отставки три года прошло. Почему же Вы решили именно сейчас рассказать нам о нем? Почему раньше-то молчали?

- Я не в большом городе живу. Это здесь, в Алматы, можно журналистов быстро найти. Потом, когда я судилась с Телегусовым, мне не до корреспондентов было. Но я даже хотела обратиться за помощью к солдатским матерям, если бы проиграла суд. Всё равно бы правда на моей стороне была.

- Но это же давно было....

-  Знаете, у казахов поговорка есть: если ветер не дует, листья не шевелятся. У нас в Ушарале уже второй месяц говорят — Телегусов возвращается.  Говорят, хочет большую должность в Министерстве обороны получить. Я прочитала вашу газету, и поняла: только «Республика» может выслушать простого прапорщика. Да, я — простой прапорщик, но я хочу, чтобы все узнали, все услышали, какой  он! Он не может служить в нашей армии. Если, как говорят, он станет, чуть ли не заместителем министра, то мне жалко нашу армию, которая только сейчас стала походить на настоящую армию. Нельзя его в армию пускать!

От редакции — Нет сомнений, что рассказ прапорщика, наносит серьёзный удар по репутации генерал-майора в отставке Махмуда Телегусова. В качестве одного из доказательств своих слов, женщина-прапорщик из Ушарала предоставила в распоряжение нашей редакции решение Алакольского районного суда от 15 февраля 2002 года. Однако в том же документе отмечается, что вышеуказанное решение может быть обжаловано и опротестовано в течение 15 суток в Алматинском облсуде. Наша газета не располагает сведениями, была ли подана апелляция по делу №28\2002 и каковы окончательные итоги данной истории. По этой причине, следуя принципам плюрализма мнений, редакция  готова   предоставить слово   генерал-майору. Мы не исключаем, что поговорка «если ветер не дует, листья не шевелятся» может получить и несколько иной подтекст.